Российские банки начали забирать квартиры у «проштрафившихся» валютных ипотечников

Российские банки начали забирать квартиры у «проштрафившихся» валютных ипотечников

Мещанским райсудом Москвы вынесено постановление о взыскании с ответчицы задолженности по валютной ипотеке, взятой в Банке Москвы, и обращении взыскания на заложенную по ссудному договору квартиру. Попробуем разобраться в последствиях данного вердикта для валютных заемщиков.

Ипотека как наказание

Оглашения судебного решения по нашумевшему исковому заявлению Банка Москвы к Светлане Халевиной, взявшей валютную ипотеку, заемщики дожидались давно. В суд 12 марта пришли около 10-15 граждан, объединенных общей бедой – ипотекой в валюте. Перед заседанием, ждать начала которого пришлось больше часа, заемщики рассказывали друг другу собственные невеселые истории. Один из немногочисленных пришедших на заседание мужчин рассказывал, как старался доказать банкирам, что девальвацию нацвалюты можно отнести к форс-мажорным обстоятельствам. Однако его попытки успехом не увенчались.

Судебное заседание стартовало с выступления представительницы Банка Москвы, рассказавшей, что 1.10.2007 г. между Светланой Халевиной и кредитным учреждением был заключен ссудный договор на предоставление денег для приобретения квартиры в городе Реутове. Размер кредита составил 148000 швейцарских франков.

По информации выступающей, деньги предоставлялись под годовую ставку 7,4% на 15 лет с условием погашения ипотеки ежемесячно одинаковыми частями в размере 1364 швейцарских франков. Потом заемщица ушла в декрет со вторым ребенком. В апреле 2009-го Банк Москвы и клиентка подписали допсоглашение к ссудному договору, которым аннуитетный платеж был изменен. В течение полугода Халевина обязалась уплачивать ежемесячно 818 франков. Был продлен и период договора – на 187 месяцев. Заемщице, таким образом, были предоставлены кредитные каникулы.

Однако обязательства по возврату займа и уплате процентов, как сказала представитель финорганизации, заемщица надлежащим образом не выполнила. Это стало основанием для того, чтобы досрочно истребовать кредит. «Требование о досрочном закрытии кредита было вручено клиенту 21.07.11 г., однако требование заемщик до сих пор не исполнил», – рассказала суду юрист финорганизации.

Следующее требование кредитора заключалось в обращении взыскания на объект залога. «Начальную продажную цену просим установить величиной 80% от рыночной цены, установленной оценщиком», — добавила юрист.

Халевина молчала в течение судебного разбирательства, только однажды обратилась с вопросом к представителю банка: «Почему банк говорит, что я нарушила обязательства в 2009-ом, а в суд он обратился только в 2013-ом? Весь этот период я исполняла согласно соглашению регулярные платежи. Почему кредитное учреждение забрало материнский капитал, хотя знало, что идет в суд?» – спросила ответчица представителя банка, напоминая, что для погашения пеней и накопившейся задолженности она в свое время отдала материнский капитал.

Отвечая на это, юрист Банка Москвы сказала, что ей непонятны претензии к кредитору, она считает выступление клиентки «эмоциональным». «Вы направили деньги в счет погашения. Мы их приняли, поскольку вы нам должны», – кратко ответила юрист.

При этом заемщица признала, что юридически кредитор прав. «Но на остальные моменты вы не смотрите. Вас не интересует, куда теперь пропишут двоих моих детей?» – старалась спасти ипотечное жилье заемщица.

Адвокат ответчицы, вышедший со встречным исковым заявлением, доказывал, что некоторые пункты в кредитном договоре являются незаконными. В частности, взимание комиссии величиной 1% за выдачу ипотеки. Также, по словам адвоката, финорганизация незаконно производила списания процентов на просроченную задолженность и незаконно установила обязательство в валюте. «В России финансовые обязательства должны выражаться в рублях», – заявил он.

Также сторона защиты предоставила в суд курсовую динамику швейцарского франка. «Заемщик не мог предвидеть подобного валютного риска, не мог предполагать, что за этот срок настолько увеличится курс. Стоимость квартиры, исходя из договора, составляла 3850000 рублей, на дату рассмотрения иска долг заемщика составлял 8793000 рублей», — убеждал суд адвокат Светланы Халевиной.

Судья отправился в совещательную комнату и уединился там примерно на час. Из кабинета судьи часто выходили помощники с какими-то записками. В итоге судом принято решение взыскать с Халевиной сумму долга по кредитному договору размером 138000 швейцарских франков по центробанковскому курсу на день выполнения договора, а также наложить взыскание на залог – квартиру, находящуюся в подмосковном Реутове, путем продажи с открытых торгов. Услышав решение суда, ответчица вышла в коридор и разрыдалась. Заемщики, пришедшие на заседание, окружили ее адвоката и начали давать советы «потянуть дело», утверждая, что, может быть, ситуация с валютными ипотечниками поменяется.

Крайняя мера

Татьяна Бреева, которая является юристом адвокатской коллеги «Улищенко и партнеры» и представляет интересы Халевиной, рассказала журналистам, что решение будет обжаловано, когда станет известна его мотивировочная часть. «В некоторых городах есть иная практика, когда судом принималась сторона заемщиков. Мы намереваемся обратиться к этой практике и доказать собственную правоту», – отметила госпожа Бреева.

Представители Банка Москвы отказались давать комментарии по конкретному судебному делу, мотивируя это банковской тайной. «Вместе с тем отметим, что изъятие недвижимости банком — это крайняя мера», – сказали в пресс-службе. Кроме того, в банке напомнили, что в настоящее время Банк Москвы предоставляет заемщикам возможности реструктуризировать валютные кредиты. Для займов в японских иенах и швейцарских франках действует спецпрограмма. Ею предусматривается конвертация остатка долга по текущему курсу регулятора и снижение ставки до значения, позволяющего ипотечнику совершать платежи такого размера, который изначально комфортен для клиента. Ставка, предлагаемая финорганизацией по этой программе, составляет в среднем 6% годовых в рублях.

Кредитными программами в евро и долларах, по информации от пресс-службы, имеют возможность воспользоваться заемщики в иенах и швейцарских франках. Программами предполагается конвертация остатка кредитной задолженности по курсу Банка Москвы, привязанному к курсу ЦБРФ, с одновременным увеличением действия договора до 30 лет. Другой «льготной» мерой являются платежные каникулы, позволяющие заемщикам временно понизить долговую нагрузку. Величина платежа зависит от продолжительности каникул, отметили в финучреждении.

Исков будет немало

Решение, вынесенное Мещанским райсудом, в целом идет в обозначенном законом русле, считают юристы.

«Решение суда абсолютно предсказуемо и соответствует требованиям законодательства», – комментирует Евгений Киминчижи, являющийся адвокатом, управляющим партнером Центральной адвокатской коллегии Белгородской области.

Как указывает Иван Коршунов, являющийся юристом АБ «Егоров, Афанасьев, Пугинский и партнеры», если заемщик не гасит кредит, банкиры могут обратить взыскание на собственность просрочившего платежи человека. При этом, говорит господин Коршунов, согласно части 1 статьи 446 ГПК России, жилое помещение или какая-то его часть, если оно для должника-физлица является единственным пригодным для проживания помещением, не взыскивается за просрочку.

«Но у правила есть единственное изъятие, которое, возможно, и позволяет судам принимать неблагоприятное для ответчика решение – оно не касается предметов ипотеки», – подчеркивает эксперт, отмечая, что подобное исключение введено в законодательство ФЗ №194 от 29.12.2004 г.

Между тем, продолжает юрист, 40-ой статьей Конституции каждому гарантируется право на жилище. А Жилищным кодексом предусматривается создание в России маневренного жилого фонда, который предназначается, помимо прочего, для временного проживания граждан, утративших жилье из-за обращения взыскания на данные жилые помещения.

«Поэтому, во избежание нарушения основного закона, суды, вероятно, займутся изучением вопроса о том, насколько реализуемы права гражданина на жилище. В судебной практике бытует мнение, что гражданин-должник может заявить требование о предоставлении жилья для временного проживания при рассмотрении требования об обращении взыскания на заложенную квартиру», – указывает господин Коршунков.

Майя Чудутова, являющаяся партнером, адвокатом, руководителем практики сопровождения деятельности банков юридической фирмы «Яковлев и Партнеры», отмечает со своей стороны, что в данном случае не играет роли то, в валюте эта ипотека или в рублях.

«Кредитор может обратить взыскание на заложенную недвижимость при нарушении обязанностей по ипотеке в случаях и при условиях, которые указаны выше. Проблема дополняется тем, что валютный заем обслуживать все труднее, а для многих и невозможно. В итоге наступает банкротство, досрочное истребование ссуды и обращение взыскания на заложенный предмет и взыскание долга в судебном порядке», – рассказывает госпожа Чудутова.

По ее мнению, нас ждет «очень много исков». Дело в том, что рекомендации Центробанка рефинансировать валютные займы по курсу 39,40 рублей банками не выполняются. Так как особой программы не предусмотрено, финорганизации не готовы вешать убытки на балансы, отмечает эксперт.

Вопрос очень индивидуальный

Банкиры утверждают, что пытаются разрешить проблему с валютными ипотечниками в индивидуальном порядке. «Райффайзенбанк имеет небольшую долю заемщиков, взявших ипотеку в валюте. Такие клиенты не рассматриваются нами как коллективный заемщик, мы пытаемся отыскать индивидуальные решения для конкретного клиента», – сообщили в кредитной организации.

Иван Матвеев, который является директором по розничным продажам ЮниКредит Банка, рассказал, что финорганизация продолжает работать по программе рефинансирования валютных ипотек и «стремится в индивидуальном порядке подобрать самые подходящие условия для клиентов, находящихся в непростом финансовом положении».

Все опрошенные банкиры утверждают, что в суд они идут, только если заемщик не может исполнять свои обязательства по ипотеке и отказывается от предложенного банком рефинансирования.

«Судебные разбирательства, дефолты физлиц и реализации квартир для погашения задолженностей не приносят выгоды ни заемщикам, ни банкам. Потому кредитор старается действовать превентивно, чтобы не допустить такого развития событий», – рассказывает Наталья Коняхина, глава департамента потребительских и ипотечных кредитов СМП Банка. По ее словам, СМП Банк два раза встречался с инициативной группой инвалютных заемщиков.

«В работе с такими клиентами банк применяет индивидуальный подход. Некоторые клиенты решили рефинансировать валютную ипотеку. Другим, столкнувшимся с финансовыми затруднениями, мы предлагаем разные варианты реструктуризации в форме предоставления отсрочки по ежемесячным платежам или увеличения продолжительности кредитования», – говорит госпожа Коняхина.

Татьяна Павлова, являющаяся вице-президентом, главой департамента ипотеки банка «Интеркоммерц», отмечает: поскольку Банк Москвы в своих спорах с гражданином дошел до обращения в суд, это свидетельствует о том, что заемщик долгое время свою задолженность не обслуживал. При этом не имеет значения, в какой валюте оформлялась жилищная ссуда.

«Об этом говорилось неоднократно, но все же физлицам хотелось бы порекомендовать всегда четко оценивать свои риски и оформлять ипотеку в тех денежных единицах, в которых им платит работодатель», – комментирует госпожа Павлова. Такого же мнения придерживается и Татьяна Поликарпова, возглавляющая отдел судебной и исковой работы «ДельтаКредита».

Банкиры в поисках решения проблем заемщиков не спешат переводить их обязательства в рубли по рекомендации регулятора. Ведь потери отечественных финучреждений от перевода обязательств клиентов по валютным ипотекам в рубли по рекомендованному ЦБРФ курсу могут достигнуть 65 миллиардов рублей. Это оценки самого Центробанка, озвученные на правительственных совещаниях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *